Герб со львом

КС РФ об установке средств родительского контроля на смартфоны детей

Настоящий ажиотаж в январе нового года вызвало одно из последних постановлений Конституционного Суда РФ. Причем не только среди юристов, но и среди обычных граждан, в первую очередь, родителей.

слежка за детьми - зло или благо?

Речь идет о Постановлении №2-П от 18.01.2024г. по делу о проверке конституционности части первой статьи 137 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина П.О. Вильке.

В чем суть данного постановления?

Конституционный суд РФ разрешил отдельно живущим от детей родителям устанавливать программные средства (мобильные приложения) родительского контроля на смартфоны своих детей и использовать их в целях обеспечения безопасности несовершеннолетних.

Некоторые из таких приложений, помимо возможности увидеть местоположение ребенка, получить тревожный сигнал при его нахождении в местах, не относящихся к разрешенным ему для посещения, совершить звонок даже при отключенном звуке сигнала телефона, могут также слышать происходящее вокруг этого технического устройства (смартфон), в т.ч. около ребенка, и делать соответствующие аудиозаписи и передавать их на техническое устройство (смартфон) родителя. 

Как указал суд, использование таких программных средств действующим правовым регулированием не запрещено и не ограничено. Они свободно распространяются на рынке мобильных приложений (в соответствующих онлайн-магазинах). Поэтому сами по себе приобретение (скачивание), установка на технические устройства и использование таких программных средств для осуществления родительского контроля не могут считаться противоправными.

Однако ситуация обстоит иным образом, если такие программные средства используются не по назначению, тогда они могут стать орудиями (средствами) совершения административных правонарушений и преступлений.

Например, когда родитель, проживающий отдельно от ребенка, установил такое приложение на смартфон несовершеннолетнего не с целью обеспечения его безопасности, а с целью записи сведений о частной жизни других лиц (к примеру, второго родителя, бабушек, дедушек, отчима и т.д.) и дальнейшего распространения собранных приложением сведений.

Такие действия образуют состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 137 УК РФ, то есть незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Можно ли в исключительных случаях использовать собранные сведения, распространять их?

Родитель сможет использовать сведения, полученные через мобильные приложения родительского контроля, не боясь привлечения к уголовной ответственности, при предоставлении их в суд или иной государственный или муниципальный орган в целях защиты прав ребенка и обеспечения его безопасности.

Обратите внимание, что заявитель жалобы П.О. Вильке, по рассмотрению которой Конституционный Суд РФ вынес обсуждаемое постановление, представил стенограмму аудиозаписи, записанной программой родительского контроля, в качестве доказательства в суд, а также в правоохранительные органы, с целью привлечения матери ребенка к административной ответственности за ненадлежащее исполнение ее родительских обязанностей.

Таким образом, его действия не являются противоправными - он законными способами защищал права своего ребенка.

Так, как родителям правильно использовать приложения родительского контроля и полученные сведения, чтобы впоследствии не подпасть под статью?

Родитель не может быть привлечен к уголовной ответственности по ч.1 ст. 137 УК РФ в том случае, если одновременно были соблюдены следующие условия:

1) было конкретное основание для распространения сведений – родитель оценивал ситуацию как представляющую угрозу для физической неприкосновенности ребенка или его формирующейся психики (допускается добросовестное заблуждение);

Конституционный Суд РФ признал, что основанием для собирания сведения является естественное стремление родителя получать информацию о том, все ли в порядке в конкретный момент с его ребенком, не находится ли он в опасной или конфликтной ситуации, а также не имеются ли обстоятельства, которые негативно воздействуют на его развитие и воспитание, жизнь и здоровье.

2) у родителя не было прямого умысла, направленного на негласное и целенаправленное собирание сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну других лиц;

3) незаконно не использовались ограниченные в обороте специальные технические средства и программы, предназначенные для негласного получения информации;

4) сведения распространялись путем предоставления их в суд или иной государственный или муниципальный орган с целью защиты ребенка.

Рекомендованные публикации

1 комментариев

    А
    Ася 3 месяца назад

    Спасибо! Отличная статья👍

Ваш комментарий

Спасибо за обращение!

Мы свяжемся с вами в ближайшее время

Спасибо за обращение!

Мы свяжемся с вами в ближайшее время

Закрыть